Dmitry Belyansky обострилось чувство прекрасного

6Sep/12Off

как я провел лето

Литература, с которой я завязал, легко отвалилась от меня, что твой хвост, нелепый ископаемый атавизм, отброшена как понтовый костыль при здоровых ногах, и я чувствую себя в полной мере готовым к новым мутациям, но вот где она пока все никак не оставляет меня, так это в странно структурированных воспоминаниях о трех вечерах этого лета, равномерно распределенных между июнем, июлем и августом. Чем больше времени меня отделяет от них, тем более беллетризированы они моим бесхвостым сознанием, пытающимся систематизировать даже собственные пьяные выходки, сосредоточившись при этом на реализации галлюцинаций и неизбывного желания доказать окружающему миру, что он ничем не лучше моего внутреннего. Не отрицая прав комфортного сосуществования, разумеется.

Июнь. Киев. "Купидон". Пьяная компания 30-летних, зарабатывающих себе на жизнь преподаванием в высшей школе и консалтингом, чьи мозги осложнены социологией, методологией и клинической психиатрией, ну и я, выкормыш брахманов и еще много кого выкормыш, со сложным характером. Пили, пока нас не выгнали, дошли по Пушкинской, поднялись по Хмельницкого, свернули по улочке к бульвару Шевченко и адски захотелось водки с какао, запить слово "гегель" гоголем-моголем что ли. Мы зашли в круглосуточное ночное студенческое кафе рядом с Драгомановым и продолжали наш высоконаучный диспут, пока шум, производимый четырьмя 20-летними за соседним столиком не достиг наших ушей и мы не замолкли, прислушиваясь. Дети, пара девочек на пару мальчиков, рассуждали о Г-де нашем Б-ге, смысле бытия, которое произносили упорно с "йо" на конце и все такое прочее. В общем, минуты две они молчали, затем Онегин подошел...

- Дорогие дети, - сказал Онегин, - через десять лет вы будете стоять в зассаных спортивных штанах на лестничной клетке Троещины или Борщаговки, обливаясь пьяными слезами и произнося монологи в духе "Б-же, когда-то мы были молоды, мы сидели в ночных кафе и рассуждали о вечности, о любви и об искусстве,  так много чувствовали и понимали!..". Так вот это неправда. Вы не понимаете значения произносимых вами слов, вы несете чушь в дешевом генделе и косите под интеллектуалов, вразброд и не к месту произнося реплики, услышанные вами в плохо переведенных сериалах.

Дети начали спорить. Но мы их погасили, благо к научной дискуссии присоединились те из нас, кто были преподы, а я уже мог молчать, задумчиво икая и вспоминая как в конце 90-х боролись со мной за чистоту русского языка пара вдумчивых, даже ласковых, седых пацанов, которые нежно поинтересовались у меня, понимаю ли я значение словосочетания "марануть порча", употребленное мной,  чтобы порисоваться перед моими тогдашними подругами?

Поэтому неудивительно, что когда дети были окончательно посрамлены, им пришлось пережить еще пение нами на четыре пьяных голоса про окурочек в красной помаде, в ожидании такси.

Июль. Киев. "Шато". День рождения Марселя Дюшана и совершенно частная пьянка на летней террасе, в окружении киевлянок и иностранных гостей города. Ближе часам к двум ночи, я вдруг подумал, что писсуар вряд ли стоит дороже $300, которыми как раз располагал в форме живой наличности, и почему бы не вытащить его на Крещатик в ознаменование юбилея отца современного искусства? Далее случились длительные переговоры с официантами, охраной, администрацией заведения, в ходе которых я блистал своими глубокими познаниями, полученными в ходе проекта "штатское искусствоведение", просвещая своих оппонентов о том, что произведение искусства  - это художественное высказывание, а не материальный объект, Дюшан и ready-made  крайне важен для всех нас, и проч. Киевлянки переводили иностранцам, те радостно кивали пьяными немецкими головами и даже оказались готовы поучаствовать в выкупе писсуара, подняли ставки почти до 1000, но, увы, увы и увы... Не вынесли. К 5 утра вече распалось, все разбрелись спать и писсуар остался неконтемпораризирован.

Август. Одесса. Что-то из длинного списка генделей, что-то вроде айришпаба. Трое одесситов, играющие этнические ирландские песни с такой степенью мастерства, что я едва своим "Гиннесом" не поперхнулся. Рахманинов с Нетребко и ирландский фольклор, а? И вопрос, что дальше им делать-то, одесским мастерам, с их виртуозностью в чужой культуре, с их счастьем от того, что они делают, которое вскоре окончится, потому как нечего дальше делать, превратил этот вечер в долгий разговор с ними же про чужой путь, по которому они пошли и с которого уже не повернешь...

PS-про день рождения десантника Пушкина я писать не буду, и так все знают)

25Jul/12Off

киевский аутдор в июле

Дал комментарий Polittech.org про визуалку мажоритарщиков:

"Мажоритарщики в киевском аутдоре еще не слишком заметны – невооруженным взглядом видна разве что замена вывесок общенациональных игроков, тем более что местами она анекдотична. Так, для жителей города Киева были визуально подтверждены давным-давно опровергнутые слухи о политическом альянсе Королевской и Кличко, ведь там, где «снялась» Наталья, «вывешен» Виталий. А на смену ситилайтам Медведчука пришла реклама Коммунистической партии, что тоже вполне преемственно, с точки зрения предлагаемой системы взглядов.

Мажоритарщики в июле нелегальны, ведь официальная избирательная кампания еще не началась, вот и вывесили их в странных местах – особо доставили удовольствие растяжки Борисова на мостах и Шлапак на Столичном шоссе. Адекватно выглядит Лысов – в Facebook публика радуются рекламируемому маммографу, комментируя происходящее в духе, ну вот, наконец, что-то конкретно полезное народу предлагают".

Только опять там они в редакции у себя рамсы путают, политтехнологом окрестили, надоело опровергать.

19Jul/12Off

ай tvi, ойвей lb.ua

Я с неподдельным сочувствием слежу за развитием ситуации вокруг TVi и LB.ua, тем более что испытываю нежные личные чувства к группе товарищей, там работающих (справедливости ради добавлю, что с группой товарищей, их преследующих, я также неплохо знаком, но чувства по отношению к ним испытываю скорее смешанные, чем нежные). Но несмотря на то, что мои симпатии явным образом здесь склоняются к стороне Николая Княжицкого и Сони Кошкиной, я не вижу никакого смысла вмешиваться в их войну. Потому что это не война добра со злом. И не власти с прессой. И не власти с оппозицией. И не власти с властью, хотя на последнее это-то и похоже. Это просто не очень украинская война, хотя бытовые элементы в ней присутствуют.

Всё происходящее представляется мне своеобразной спецоперацией, имеющей совершенно конкретные цели - от локальной смены главы администрации президента нашего на "семейного" человека, к примеру, до срыва сентябрьского Всемирного Газетного Конгресса в Киеве и создания общего международного настроения по отношению к Украине в связи с надвигающимися на нее выборами и желанием геополитических игроков распилить ее на три кучки в ближайшие лет пять.

Жертвы, о которых идет речь, давно и надежно интегрированы во всю эту тусовку - они прекрасно лично знакомы с теми, кто их преследует, включая президента нашего, коему уповают. Это не плохо, это норма для украинской журналистики - на определенном уровне ты лично знаешь всех и что-что, а личная неприкосновенность тебе гарантирована всегда. И да, я соглашусь с Соней Кошкиной, что чем-чем, а самопиаром она точно не занимается - ей действительно страшно и долг каждого человека из нашей тусовки и вообще из круга приличных людей помочь ей. Но помочь ей лично. Вывезти ее из страны, трудоустроить, занять денег, договориться с "силовиками", помочь порешать, бойкотнуть Ландика и проч. Превращать ли все эти действия нормального человека в публичный перфоманс? Наверно, в этом нет смысла.

Повторюсь, есть феномен украинских журналистов, годами прочно вписанных в систему, куда уж всем этим временщикам Януковича... Как решать налоговые вопросы, с кем тереть, куда смотреть и проч. И, повторюсь, эта вписка гарантирует личную неприкосновенность - если ты уже там внутри, то найдется кому тебя предупредить и кому тебя защитить, в т.ч. и из страны вывести. Поэтому когда люди из этой когорты обращаются за защитой к общественности и коллегам по журналисткому цеху, это похоже на спецоперацию, причем не факт, что они сами это осознают.  Но это не очень прилично выглядит, когда твой вопрос-то можно решить тихо, а ты зачем-то кричишь громко...

Я не верю, что украинская власть ставит своей целью закрыть ТВi, чья аудитория совпадает и раза в три меньше аудитории канала НТН, равно как и прикрыть LB.ua. Покошмарить - да, закрыть вряд ли. Просто потому, что пресловутая власть не умеет работать с медиа - а зачем ей уметь работать с медиа, когда тебе кажется, что раз ты лично всех там знаешь, то все лично и можно решить? Власти-то, в общем, все равно, что у нас происходит, просто критическая масса личных обид приводит к разным идиотским выходкам, цель которых, повторюсь, ответить пощечиной на пощечину, но не отрыванием голов в ответ на неосторожное высказывание.

Поэтому, резюмируя, я на стороне коллег, потому что они коллеги и я верю в то, что они искренни в своих порывах. Но я не верю ни в преступные замыслы власти в их адрес, ни в то, что ко всей этой ситуации можно относиться в чистом виде, без международного контекста или приближающихся выборов. Поэтому я люблю и сопереживаю им молча и непублично.

16May/12Off

Вторая пуническая: взятие УНИАН

Стремительно развивающаяся ситуация вокруг смены главреда УНИАН будет с неизбежностью сравниваться с произошедшим у нас в «Сегодня» этой зимой, но на самом деле общего у этих двух историй нет ничего. Кроме, разве что, Михаила Ганницкого, к которому вернулся им же запущенный бумеранг – мне искренне и по-человечески жаль его в этой истории, где он выглядит не как профессионал, но как специально нанятый для вышибания редакторского тела Александра Харченко предмет. (Бумеранг же, как известно жителям здания по ул.Борщаговская, 152-Б, состоял в появлении на сайте «Медианяня» первого слива «Редакция «Сегодня» выступила против Алены Громницкой» - тогда появление этого текста сделало невозможным урегулирование пока еще непубличного конфликта, на что надеялись и редакция, и дирекция, и собственник. У нас тогда подумали, что слил Гужва и, значит, он необратим, у Гужвы подумали правильно, что слил недавно уволившийся Ганницкий, но мы ж с ним тогда не разговаривали. В общем, именно с этого холостого выстрела и началась Первая пуническая, завершившаяся предсказуемым явлением Лесника).

Общее у УНИАН просматривается в совершенно другом синонимическом ряду – журналы «Главред» и «Телекритика», «Новая газета», «Газета по-киевски», «Профиль»… В битве холдинга «Главред-медиа» и группы 1+1, возглавляемой Александром Ткаченко, дело дошло до взятия Берлина и, похоже, УНИАН в ней все-таки падет. Уцелеет ли при этом репутация Ганницкого, которая не так плохо выглядела, или нового УНИАНовского гендира, Вадима Осадчего, превратившего «Обозреватель» из того, что в свое время строили Колодий, Пилипец и Саша Дикусаров, в пресловутый «Обоз», который сейчас и открывать приличному человеку гадко, но прибыль-то он несет, мало кого волнует. Важно, наверно, только то, что прямо сейчас из профессии, с очевидностью, отправят на пенсию еще группу лиц, которые в ней что-то понимали.

Но что ж тогда останется, от профессии-то?

Я сам за бизнес-модели и окупаемость медиа, и за новое время, новые лица, и прочее браво, г-н Ткаченко, но должны же все-таки остаться в Украине хоть какие-то заповедники новостей?! Прошу вас на правах читателя, простите хотя бы УНИАН – примите их капитуляцию, но не рушьте ленту простых новостей этими читаемыми и кликабельными заголовками. Нехай воно B2B будет, не обеднеет же от этого никто. Подарите его НСЖУ, к примеру, там вот как раз есть кому заниматься профессией.

А то ж кроме УП-то и читать нечего, монопольный сговор вырисовывается!

11Apr/12Off

SCHE-2014

Старый скелет как новая нацидея